Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Al Arabiya: Саудовская Аравия хочет Сирию обратно в арабскую семью

На ближневосточной арене можно наблюдать серьезные преобразования, нашедшие отражение в словах министра иностранных дел Саудовской Аравии Фейсала бен Фархана: «Королевство Саудовская Аравия поддерживает любые усилия, направленные на то, чтобы Сирия вернулась в арабскую семью». Похожую мысль озвучил министр иностранных дел ОАЭ Абдалла бен Заид: «Возобновление взаимодействия Сирии с ее арабским окружением является неизбежным процессом».
Кто сказал, что у нормализации только один путь — через Израиль? Сейчас мы наблюдаем нормализацию и в отношении Сирии. Однако этому, по словам бен Заида, препятствует так называемый «Акт Цезаря», закон, который Вашингтон использует для давления на сирийское государство и его сторонников, особенно Иран и ливанскую «Хезболлу». Когда дело касается Израиля, то законы не имеют значения, а когда речь идет о межарабских отношениях, законы должны обязательно соблюдаться.
Значение словам министров иностранных дел Саудовской Аравии и ОАЭ придает заявление их российского коллеги Сергея Лаврова. Так, во время турне по региону он отметил: «Россия приветствует нормализацию отношений между арабскими странами и Израилем». Таким образом, нормализация арабо-израильских отношений (не межарабских), которая была одной из забот зятя бывшего президента США Джареда Кушнера, стала одной из главных забот Лаврова, чья страна в настоящее время занята восстановлением разрушенных вокзалов в Дамаске.
Олицетворением российской роли стала созданная Кремлем «дипломатия останков», заключающаяся в эксгумации могил израильских солдат, погибших во время израильского вторжения в Ливан в 1982 году, а также в поисках останков самого известного израильского шпиона Эли Коэна с целью их возвращения на родину. При этом российские раскопки ведутся на фоне абсолютного молчания Ирана и его правой руки «Хезболлы» — важных региональных игроков.
Во время последнего заседания Лиги арабских государств министр иностранных дел Египта Самех Шукри сделал очень серьезное заявление: «Возвращение Сирии в арабскую семью играет жизненно важную роль для поддержания национальной безопасности арабов». Кроме того, ЛАГ потребовала от Турции без каких-либо предварительных условий вывести все свои силы из Сирии, Ирака и Ливии. Таким образом, риторика ЛАГ по отношению к Турции оказалась похожей на риторику в адрес Ирана.
Вышеизложенное четко отражает масштабы и качество преобразований, происходящих в арабском регионе на сирийском направлении, а также в отношении Ливии. Если говорить о последней, то новое правительство во главе с Абдель Хамидом Дбейбом не было бы сформировано и не завоевало бы доверие ливийского парламента, собравшегося на несколько дней в комплексе Уагадугу для конференций (построен покойным лидером Муаммаром Каддафи в Сирте), если бы не региональная и международная поддержка усилий миссии Организации Объединенных Наций. Все это было кстати, ведь ситуация в Ливии была на грани регионального конфликта с участием глобальных сил.
В этом противостоянии Египет смог обуздать турецкие амбиции, изменившие ситуацию в западной Ливии и нацеленные на контроль зоны нефтяного полумесяца в заливе Сирта. Турецкое вмешательство в этой арабской стране наткнулось на красную линию, обозначенную египетским президентом Абдель Фаттахом ас-Сиси: регионы Сирт и Эль-Джуфра были объявлены стратегическими с точки зрения национальной безопасности страны и арабского мира в целом. По словам египетского лидера, такая позиция дала хорошие результаты: прекращение братоубийственного конфликта в Ливии и начало подготовки к этапу выборов, по результатам которого власть будет принадлежать президенту, избранному ливийским народом. Консенсус по Ливии, казалось, стал частью более широких договоренностей в восточном Средиземноморье, где едва не началась война между Турцией и ее европейскими и арабскими соседями.
Очерченная Египтом красная линия действительно положила конец турецкой военной экспансии на ливийский восток, но также верно и то, что итоги Форума политического диалога Ливии компенсировали невозможность военного вмешательства Турции и дали ей пространство для политической экспансии. С помощью простых расчетов становится ясно, что Анкара является крупнейшим бенефициаром политических изменений в Ливии, ведь глава правительства Абд аль-Хамид Дбейб и глава Президентского совета Ливии Мухаммад аль-Манфи никогда не покидали турецкую орбиту. С другой стороны, лошади, считавшие себя проводниками египетской политики в Ливии (Каир считает ливийскую территорию стратегической для своей безопасности), были хромыми и не выиграли скачки ни на политическом уровне, ни на военном. Это вынудило Египет выступить с политическими инициативами и обозначить красную линию в военном отношении, и это же побуждает его выступать против соглашений, заключенных Анкарой с ливийским Правительством национального согласия. Страна требует обсудить вывод турецких войск из Ливии и гарантии отсутствия турецких военных баз в этой стране как условия для начала диалога в будущем. Кроме того, Каир подтвердил, что выступает за участие Кипра и Греции в любых переговорах с Турцией относительно демаркации морских границ.
Несмотря на новый климат, в турецкой политике по отношению к Египту произошел заметный сдвиг. По мнению министра иностранных дел Турции Чавушоглу, при благоприятных условиях его страна и Египет могут договориться о демаркации границ в восточном Средиземноморье«. Официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын в беспрецедентной манере заявил, что «Египет является сердцем и разумом арабского мира и играет важную роль в регионе». По словам Калына, его страна может открыть новую страницу в отношениях с Египтом и странами Персидского залива с целью установления мира и стабильности в регионе. Однако сдвиг в позиции Анкары не ограничился египетским направлением и странами Персидского залива. Можно также отметить отношения между президентом Турции Эрдоганом и его французским коллегой Макроном, которые пошатнулись так, что под угрозой оказалось единство НАТО, особенно после того, как Макрон заявил о смерти организации.
Гибкость арабо-турецких отношений проявилась после саммита Совета сотрудничества стран Персидского залива в Эль-Уле в присутствии представителей Египта и Джареда Кушнера, советника бывшего президента США Дональда Трампа. Если Турция приветствовала созыв саммита и открытость арабскому миру, включая страны Персидского залива, то Иран выступил против мероприятия и его решений, и это раздражение вылилось в активизацию атак хуситов с применением иранских баллистических ракет, недавно нацеленных на Дахран. Тогда же произошли атаки дронов на порт Рас-Таннура.
Если вернуться к Москве, то российская дипломатия на примере турне Сергея Лаврова по региону, похоже, должна подвести итоги военной интервенции Кремля в Сирии при Бараке Обаме, а также обозначить зоны влияния и контроля между региональными и глобальными державами, особенно после провала некоторых европейских инициатив, включая французский проект по Ливану. Страна находится на грани финансового и экономического коллапса, что также затронуло силовые ведомства, и ливанцы услышали беспрецедентный крик командующего ливанской армией перед лицом уважаемых ответственных лиц, не несущих ответственности.
Успех России в том месте, где Франция потерпела поражение, обусловлен тем, что Путин получил дипломатический мандат от Байдена, аналогичный военному мандату Обамы.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники




Загрузка...
650

Похожие новости
29 июля 2021, 18:30
30 июля 2021, 15:30
30 июля 2021, 17:20
29 июля 2021, 07:10
30 июля 2021, 11:40
30 июля 2021, 19:20

Новости партнеров

Актуальные новости
30 июля 2021, 15:30
30 июля 2021, 21:10
30 июля 2021, 19:20
30 июля 2021, 11:40
30 июля 2021, 17:20
30 июля 2021, 11:40

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
26 июля 2021, 16:30
26 июля 2021, 14:30
26 июля 2021, 22:40
25 июля 2021, 17:40
25 июля 2021, 01:00
24 июля 2021, 09:20
27 июля 2021, 02:00