Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

А если будущее Франции не с США, а с Россией и Китаем?

Письмо из Лондона под редакцией Эдуара Юссона. Мы регулярно получаем послания от некоего Бенджамина Дизраэли, однофамильца знаменитого британского политика XIX века. В Великобритании 1850-1870-х годов казалось, что верховенство идей либерализма будет вечным. Его воплощением служила власть партии «вигов», которую регулярно поддерживало «конструктивное» крыло «тори». Бенджамин Дизраэли проявил себя как один из величайших ораторов за всю историю Палаты общин и активно боролся за формирование «консервативной» партии: он предложил реалистический компромисс между свободной торговлей и протекционизмом, а также создал смелую социальную правовую систему для защиты рабочих. В 1874 года на волне поддержки расширенного электората ему удалось стать премьер-министром. В 1875 году его решительное вмешательство не дало Бисмарку развязать еще одну войну с Францией. В 1878 году он вновь спас равновесие держав, помешав России разделить на части Османскую империю. В 1880 году, когда Дизраэли ушел из власти, он показал неправоту Маркса насчет детерминизма исторических сил и неспособности капиталистический системы к реформам. Письма от современного однофамильца Бенджамина Дизраэли привлекают внимание к интереснейшим историческим параллелям в политике стран и глобализации.
Дорогой друг,
Должен признать, с удивлением прочитал о том, как поездка в Париж наполнила президента США таким энтузиазмом, что ему захотелось устроить ваш парад 14 июля в Америке. Хоть это, конечно, и слабое утешение для вашего главы государства, которому приходится иметь дело с глухим недовольством армии. Не успел американский лидер сесть в самолет, как во Франции разгорелся первый серьезный кризис «пятилетки» Макрона. Он оказался непродолжительным, но чрезвычайно острым, а о его последствиях пока еще сложно судить. Но разве ваш президент не был прав?
Генерал де Вилье не должен был говорить о своих тревогах относительно бюджета, даже в узком кругу. Раз у него были опасения (причем вполне оправданные), ему следовало бы обсудить их наедине с президентом. Недавно избранный Эммануэль Макрон в свою очередь мог ответить только так на первый удар по его авторитету. Он вынудил главу генштаба подать в отставку. Все произошло быстро и без осложнений, пусть и не безболезненно. Как бы то ни было, проблема никуда не делать. Более того, она даже воспринимается еще острее, чем раньше, поскольку глава государства несколькими днями ранее заявил о повышении в 2018 году оборонного бюджета (причем в ущерб всем остальным статьям расходов). То есть, другие ведомства не выразили столь резкого протеста, как подавший в отставку генерал, хотя им, безусловно, пришлось еще хуже.
Таким образом, новое правительство явно оказалось в ловушке бюджетных ограничений Берлина и Брюсселя. Вашей стране необходимы серьезные инвестиции, если она хочет сохранить свой ранг, и оборона — не единственный тому пример. В образовании и цифровой сфере предстоит приложить не меньше усилий. Часть вашей страны изолировалась от мира: можно даже говорить о существовании двух наций в ваших границах.
Первая — та, что привела Макрона к власти. Она интегрирована в глобализированную экономику и ведет споры о нравах (часть ее представителей против однополых браков), что все же не помешало ей привести к власти нынешнего президента, оставив позади Марин Ле Пен. Она никогда не ощущала на себе ограничений со стороны Берлина и Брюсселя и даже наоборот выступает за них, чтобы дисциплинировать непонятную «вторую нацию», которая включает в себя как сельскую Францию, так и окраины больших городов. Вне зависимости от происхождения все ее представители стали жертвами полувековых опытов и попустительства республиканской школы. Эта вторая Франция до сих пор частично существует на бюджетные средства, которые, тем не менее, дают здесь весьма посредственные результаты (этот факт неизменно критикует первая нация).
Иначе говоря, после недавних президентских выборов первая нация, «верхняя Франция», на пять лет получила в свои руки власть без какой-либо перспективы протеста, будь то на избирательных участках или на улицах. Тем не менее кризис с оборонным бюджетом говорит нам, что протест все же может произойти, причем быстро, на волне развития событий. Нельзя позволить полной энергии и творческого порыва стране (самоотверженная армия, активные педагоги, одни из самых изобретательных предпринимателей…) истощить себя из-за бюджета. Вот уже три десятилетия страна страдает, лучшие ее граждане решают перебраться за границу, а те, кто остаются, растрачивают все силы на латание социального полотна. Не думаю, что такое положение дел может продлиться еще многие годы. Николя Саркози подошел к окончанию президентского срока с 25% рейтингом, а Франсуа Олланд — с 15%. Если я правильно понимаю Макрона, он просто так не примет еще худшую участь.
Но что делать, как поступить? Перед вами вот уже не первый год открыт другой путь, но ни один из ваших президентов пока что не осмелился встать на него. Решится ли на это Макрон? Ведь это пошло бы вразрез с 14 июля 2017 года: речь шла бы не о внимании к традициям франко-американской дружбы, а об анализе масштабных геополитических перемен в начале XXI века и действиях в соответствии с ними. Сейчас смотреть нужно в сторону России и Азии. Именно там разыгрывается экономическое будущее Европейского союза. Дональд Трамп не может ничего сделать для евро. Более того, для сохранения доллара в качестве мировой резервной валюты президент США готов сделать ставку на развал еврозоны.
В то же время существует целый ряд стран, во главе с Россией и Китаем, которые заинтересованы в том, чтобы избавиться от долларового ярма, и стремятся к сохранению евро для диверсификации своих резервов. Мы могли бы предложить им активные инвестиции в европейскую экономику и принять участие в масштабном китайском проекте, который уже включает в себя большую часть Азии и Россию. Речь идет о формировании нового «Шелкового пути» или даже нескольких, поскольку в данном случае предполагается создание сразу ряда осей организации евразийского континентального массива, который великий оксфордский геополитолог Маккиндер назвал в 1904 году «хартлендом». Китайский проект неспроста называется «Один пояс и один путь».
Должен признать, что если бы был во французском правительстве, то больше надеялся бы на возрождение России, пробуждение Ирана, восстановление Средней Азии и судьбу Китая, чем на фальшивое открытие прекрасно всем нам знакомых США, которые сегодня все еще вызывают восхищение своим динамизмом, однако погрузились в глубокий кризис из-за поистине имперских расходов. Нам все уши прожужжали Кремниевой долиной, но известно ли вам, что Китай оставляет ее позади во многих инновационных областях, в том числе в создании искусственного интеллекта?
Президент Трамп жалуется на развал инфраструктуры на родине, но разве французским инженерам будет не лучше дать свободу творчеству на огромном пространстве от нас до Китая, где уже завтра могут появиться более современные транспортные и энергетические системы? Разве не интереснее читать материалы о пробуждении иранского гражданского общества, чем бесконечные и лишенные всяческого смысла новости о скандале с предполагаемыми российскими связями Трампа? У кого вам хотелось бы поучиться дипломатии? У видящих весь мир в черно-белом цвете сотрудников Госдепа или будущих Талейранов из Москвы, Пекина и Сеула?
Вас удивляет, почему я, британец, даю вам такие советы? Разве вы забыли, как некий Бенджамин Дизраэли более века назад вывел свою страну из конформизма в международных отношениях и активно вошел в европейскую политику, чтобы дать отпор Германии, а затем и России, окончательно направив свое государство на завоевание имперских пространств? Так, почему бы мне сегодня не помечтать из Лондона об освоении Евразии?
Должен сказать, что я сейчас, как и мой тезка в прошлом, ощущаю себя в некоторой изоляции посреди кишащих в Вестминстере подражателей Гладстоуна во главе с Терезой Мэй, которая не осознает необходимости смены внешней политики. На этот счет, дорогой друг, у меня нет и тени сомнения. Раз Великобритания сегодня проявляет такую нерешительность, Франция должна этим воспользоваться. Присутствие американского лидера на параде 14 июля не должно стать деревом, за которым не видно леса. Будущее Франции зависит не от рукопожатий Макрона и Трампа, а от способности вашей страны приспособиться к идущему в настоящий момент геополитическому сдвигу.
Вам нужно подготовить тысячи специалистов по странам, о которых вам сейчас так мало известно: не только по России, Китаю и Индии, но и по Турции, Казахстану и прочим. Вы должны заручиться доверием инвесторов «Нового шелкового пути». Ведите Европу в этом направлении, и вы не только спасете евро, но и сделаете континент чем-то большим, чем «мысом Азии», как говорил Поль Валери. Вы сами не осознаете своих сил: ваши университеты полны сокровищ инновации, предприятия зачастую опережают американских конкурентов, а вы сами необходимы для диалога Азии с Африкой. Так, не теряйте же время!
Искренне ваш, Бенджамин Дизраэли

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

567

Похожие новости
19 сентября 2017, 20:00
18 сентября 2017, 18:10
19 сентября 2017, 11:40
18 сентября 2017, 18:10
19 сентября 2017, 04:10
19 сентября 2017, 09:10

Новости партнеров

Актуальные новости
19 сентября 2017, 11:40
19 сентября 2017, 16:40
18 сентября 2017, 15:40
19 сентября 2017, 11:40
19 сентября 2017, 19:10
19 сентября 2017, 16:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
16 сентября 2017, 08:40
13 сентября 2017, 18:10
14 сентября 2017, 15:00
17 сентября 2017, 14:40
14 сентября 2017, 04:10
17 сентября 2017, 17:10
15 сентября 2017, 10:10